December 4th, 2012

СТАЛИНСКАЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ или ЗАБИВАНИЕ БОЛТА

Двоюрная сестра моей бабушки, Татьяна Васильевна Суходольская, была замужем за человеком по фамилии Ширяев. Изначально, он был специалистом по оптическим системам, а позже, в ходе войны, стал, ни много ни мало, заместителем тов. Устинова - НАРКОМа оборонной промышленности СССР.  
Господин Ширяев успешно проработал всю войну и погиб уже в пятидесятые годы в результате несчастного случая (попал под поезд). Для любителей конспирологии, замечу, что обстоятельства его смерти расследовались долго и тщательно с привлечением толп людей в штатском и т.д. Это действительно был несчастный случай.
Собственно, здесь я хочу привести пару его рассказов о том, как обстояли дела на производстве в стране победившего социализма.


История №1.

На фронт с заводов приходили танки и, в первом же бою, вставали как вкопанные, не проехав и ста метров. Неприятно. Причина стала очевидна сразу - у танка выходила из строя трансмиссия. Грубо говоря, коробка передач рассыпалась буквально на глазах. Никто ничего понять не мог, и тогда Ширяев предложил создать группу и подробно обойти всю технологическую линию тех заводов, откуда брак приходил.
"Кто придумал - тот и водит" - приезжают они на первый завод и, буквально в первый же день работы, находят причину. Первый цех на заводе - цех куда поступают комплектующие с заводов-поставщиков. Там они распаковываются и сортируются. Сидит "Вася". Перед ним два ящика заготовок: в одном ящике заготовки из высокопрочной стали, в другом - из обычной. Задача Васи: первый ящик разгружать на конвейер №1, а второй ящик - на конвейер №2. И вот, прям на глазах изумленной комиссии, "Вася" берет на себя функцию "оператора случайных чисел" и кладет заготовки из любого ящика на любой конвейер - ну то есть прям в разнобой, как Бог на душу положит.
- Ты чтож творишь, мать твою так?
- А че? Они же одинаковые...
Немая сцена.

Проблема была в том, что внешне заготовки ничем не отличались, а "Вася" - человек простой и в тонкостях металлургии не разбирается. В результате, особо ответственные детали трансмиссии, вытачивались из непредназначенной для таких нагрузок стали.


История №2.

Авиационный завод. Двор завода заставлен готовой продукцией (самолетами, собственно). Поздняя осень или ранняя зима, подморозило. Приходит с утра на работу директор и видит - все самолеты, расставленные во дворе, стоят без крыльев. Крылья лежат прямо там же, на земле.
Я даже не уверен, что директор в тот момент матерился. Скорее всего, он в абсолютной тишине долго и мучительно поднимал с земли свою челюсть...
Что это было?
Крыло к фюзеляжу  крепилось следующим образом: несущая конструкция крыла оканчивалась на торце металлической пластиной, которая на болтах крепилась к ответной части на самом фюзеляже. Обе пластины из металла и, как следствие, при понижении температуры детали эти менялись в размерах (укорачивались). При этом, готовые крылья хранились на неотапливаемом складе, а фюзеляжи собирались в теплом цеху. В результате, когда подходила очередь крыльев, их вносили с мороза в цех и пытались на болтах прикрутить к фюзеляжу. Естественно, что отверстия немного не совпадали (металлический торец крыла на морозе укоротился). То есть, в первые два-три отверстия болт входил нормально, а дальше с накоплением "ошибки" из-за разницы длины - никак. Что делал пролетарий, лишившийся цепей? Правильно, "помогал" упрямым болтам кувалдой.
Результат описан выше.


Мораль: Как правильно заметил кто-то из великих: "В России каждый второй подвиг - это ликвидация последствий подвига предыдущего". Великий трудовой подвиг советского народа времен индустриализации - есть ни что иное, как ликвидация последствий тотального истребления хоть на что-то годных сограждан в годы революции, гражданской войны, коллективизации, великой чистки и т.д. Если перейти по ссылке http://izhzavod18.narod.ru/sennikov.htm (это лишь один пример), то нетрудно убедиться, что настоящие квалифицированные рабочие революцию, мягко говоря, не приняли. Любой человек из рабочей среды, который уважал свой труд, вполне прилично жил при Царе-батюшке и все эти "отнять и поделить" видел в гробу. Для всей той мрази, на которую опирались большевики, профессиональный слесарь был таким же мещанином и буржуем. Результат? Профессионалов, знающих не по наслышке что такое культура труда, выкосили под корень и большевики остались один на один с "Васей", для которого забивание болта (во всех смыслах) - есть стиль жизни. А когда грянул гром, красная сволочь спохватилась. Вот тут-то и понадобились карательные трудовые законы, статьи "за вредительство" и прочие "прогрессивные методы", чтобы хоть как-то заставить людей к труду не приученных хоть что-то приличное производить. И все равно, по некоторым видам высокотехнологичной продукции (даже бензину, получавшемуся во всем мире по технологии русского инженера Шухова) так и жила наша армия всю войну за счет поставок из США.
Так что не надо "ля-ля" про великое чудо индустриализации... и про то, что Сталин сделал из лапотной страны индустриальную державу. Сралин сперва повывел всех шибко умных и сообразительных, продолжая дело Ленина, а потом, оставляя клочья шерсти на заборе, кое-как наладил нормальное призводство в стране.
Про кадровых военных времен "Отца всех народов" я вообще помолчу. Такого засилия посредственности и серости в среде кадровых военных в России не было никогда. Если главным критерием продвижения по службе до войны была классовая близость партии "рабочих и крестьян" (читай отсутствие воспитания и образования), то стоит ли удивляться, что Вермахт так резво дошел до Москвы, пленив по дороге пару миллионов солдат и офицеров и захватив горы техники, которую настрогали с таким трудом, отказывая себе во всем.
Серость ваш Сталин, перхоть подзалупная, как и все его "соратники".

ГЕСТАПО - КГБ 1:0

На видном месте в квартире моего папы красуется чудо японской техники - двухкассетник National RX-66. Работает до сих пор. (тьфу-тьфу-тьфу)
История появления этой вещи довольно простая - хорошая знакомая моего папы, по имени Юля, долгое время проработала в шведском посольстве в Москве и, когда она выходила на пенсию (году в 1987-м), посол подарил ей эту штукенцию. Позже, за 1800 рублей, магнитофон перекочевал к нам. А история, которую я хочу рассказать, случилась как раз с Юлей.

Работала она на не слишком ответственной должности - то ли повара, то ли завхоза. И вот однажды (где-то в 80-х) она отправилась, по заданию посла, в валютный магазин купить что-то для посольского хозяйства. Пришла в "Березку", выбрала что надо, а на кассе ее взяли "под белы рученьки" и отвели в специальную комнату для опросов/допросов, которая, как выяснилось, была в "Березке" предусмотрена. Там на нее стали наседать сотрудники в штатском с расспросами: "У кого валюту покупала? На какие деньги?" и т.д. Она им отвечает, что работает в посольстве Швеции, что пришла за покупками для посла и прочее... "Позвоните в посольство и спросите!" Но дядьки никуда звонить не торопились и продолжали ее "прессовать", описывая ей все прелести закона о валютных спекуляциях и ее незавидную судьбу в лагере. Практически довели до слез, и тогда она им выдала: "Да меня в Гестапо допрашивали в сто раз вежливее!!!"

КГБшники офигели и потребовали объяснить, с какого перепуга совсем нестарая барышня кидается такими заявлениями...

Дело в том, что Юля приблизительно ровесница моего папы. Он 33-го года рождения, следовательно, в начале войны ей было лет 8-10. Семья ее оказалась на оккупированной территории и вот, в какой-то момент, завелись в их местности партизаны и стало известно, что какие-то сельские дети носят партизанам в лес еду. Местное Гестапо устроило расследование и, в числе прочих, Юлю тоже допрашивали на предмет причастности к преступлениям против нового порядка (по ее словам допрашивали очеь обходительно).

Заявление Юли подействовало: КГБшники слегка притихли, позвонили в посольство и отпустили ее восвояси. А позже, когда она поинтересовалась у знакомого из "органов", что это за безобразие и почему нельзя было сразу позвонить и все выяснить, тот ей сказал, что те, наверняка, раскатали губу на то, что она откупится и расклад, при котором она не виновата, их не очень устраивал.

Мораль: Заставит закон рабоать на свой карман  - старая добрая традиция наших органов и не надо думать, что этого не было в СССР. Было. Еще как было.

ТУАЛЕТ БОЛЬШОГО ТЕАТРА

Прабабушка моя, Лидия Фридриховна Юргенс была одной из 6-ти дочерей почетного гражданина Санкт-Петербурга Фридриха Юргенса. След трех сестер, к сожалению, мною утерян, а вот об Ольге Фридриховне и Маргарите Фридриховне я кое-что знаю (ну и о прабабушке своей Лидии Фридриховне, разумеется).
Ольга вышла замуж и родила Татьяну Васильевну Суходольскую (жену товарища Ширяева, заместителя НАРКОМа Устинова), 
Лидия Фридриховна (моя прабабушка) вышла замуж за Владимира Николаевича Адрианова (сына того самого Георгиевского кавалера, который Болгарию от турок освобождал) и родила мою бабушку Милицу и ее брата Игоря (который водокачку взрывал),
а третья сестра, Маргарита, вышла замуж за английского фабриканта Виктора Бульмера и в 1916 году родила сына Кирилла.

К слову сказать, именно в честь Кирилла и был назван мой папа, так как бабушка, будучи маленькой, очень любила играть с двоюрным братом и решила, что если у нее будет мальчик, то она назовет его Кириллом - так и случилось.

А теперь, собственно история.

Ольга и Лидия после революции остались жить в России, а третья сестра (жена Виктора Бульмера), по настоянию мужа, уехала с ним в Англию. Позже, в тридцатые годы, Виктор Бульмер вернулся в качестве сотрудника английского посольства, а с ним в Россию, в качестве подданной Его Королевского Величества Короля Георга, приехала и его жена Маргарита. Разумеется, при Сралине, наличие родственников за границей тщательно скрывалось. Собственно, до самого 1989 года я не подозревал, что в Англии у меня есть родственники - папа и бабушка с тетей Таней тайну берегли. И вот, приехав в Москву, Маргарита очень хотела иногда видеться с сестрами. А как? Элементарно, Ватсон. Встречались они в дамской комнате Большого театра, для чего специально ходили на одни и те же спектакли.

Мораль: А может не надо нам больше Сталина и совка? А?

PS

В конце войны, Виктор Бульмер умер в Москве от тифа и был похоронен на территории английского посольства (сейчас резиденция посла на Софийской набережной), а его жена уехала в Англию насовсем. Никакой переписки между родственниками не велось, за исключением письма, которое Кирилл Бульмер отправил тете Тане уже при позднем совке, в котором сообщал, что его мама (Татьянина тетя) умерла.
Когда началась перестройка, мой папа по своим архитектурным делам оказался в Англии и попросил принимавшего его архитектора, Алана Спенса, разыскать адрес своего дяди - Кирилла Бульмера. Адрес был найден и он отправился к нему в гости в город Reading. 
Оказалось, что Кирилл Бульмер прекрасно говорит и пишет по-русски, так как всю жизнь общался с мамой на русском языке. Более того, во время войны его призвали в качестве переводчика и даже отправили учиться читать и писать по русски, так как разговаривал он отлично, а читать и писать не умел. Жену свою он называл не иначе как Бетси Ивановна и вообще очень душевный был человек.
После визита и обмена адресами, каждый год Кирилл Бульмер присылал нам календарь на следующий год с видами Англии. Первый календарь, полученный в 1990 году сопровождался замечательным письмом, где в частности было написано: "Долго не могли мы переписываться, но я думаю, что теперь, при Горбачеве, можно календарь с картинками послать"
В 1991 году мне тоже довелось учится по обмену в Англии и я его навещал. Даже видео с ним где-то сохранилось. Особенно мне запомнился его рассказ о том, как атомная бомба, сброшенная на Хиросиму косвенно спасла ему жизнь. Его подразделение получило приказ выдвигаться на дальний восток, чтобы подсобить американцам в обуздании япошек. Приказ был отменен за день до отправки, в связи с бомбардировкой Хиросимы и последовавшей капитуляцией Японии.

PPS

В конце девяностых я случайно познакомился с англичанкой, которую звали Сара Робинсон. Выяснилось, что она помощник посла Великобритании в России сэра Родерика и проживает во флигиле резиденции посла на Софийской набережной (бывшее здание посольства). Я рассказал ей, что мой родственник, Виктор Бульмер похоронен на территории резиденции, на что она удивилась и сказала, что не помнит там никаких захоронений. Чуть позже в канцелярию посла пришел запрос из Англии, с просьбой выяснить где именно захоронен Виктор Бульмер. (От кого запрос не знаю - наверное от каких-то его родственников) По запросу был поднят архив и выяснилось, что действительно Виктор Бульмер был похоронен там и даже было найдено место (под кустом лилий), о чем Сара меня тут же известила и даже позвала в резиденцию выпить, закусить и посетить могилу родственника. Вот.

СПРАВКА О РАССТРЕЛЕ

Мой хороший приятель Саша Волков давно перебрался в США, в Калифорнию. Проделал он это не совсем легально - приехал в качестве туриста и остался. Это было лет 15 назад, так что со статусом у него теперь все в порядке и он теперь дипломированный американский юрист со всеми вытекающими... Однако, речь пойдет не о нем, а о его маме, которая после отъезда сына получила вид на жительство в Германии и теперь живет там. 

Вот как это было:
В девяностые годы, Германия открыла программу по переселению для лиц еврейской национальности, пострадавших от действий немецко-фашистских захватчиков. Мама Саши Волкова теоретически подходила по разным параметрам, но долго раздумывала и как-то не особо упиралась в эту идею. В результате, когда она таки добралась до посольства, ей сказали, что программа уже свернута и что ничем помочь ей не могут.
"Как же так!" - возмутилась мама Волкова: "У меня пол-семьи расстреляли за то что они евреи! У меня и справка есть!"
Сотрудники посольства немного опешили и поинтересовались, о какой справке может идти речь, в связи с особо секретными операциями айнзацгрупп на оккупированных территориях? В ответ на их недоумение, мама извлекла на свет божий типографский бланк с орлом и свастикой, на котором немецким по белому было написано примерно следующее:

СПРАВКА.
Дана такому-то такому-то (имя маминого дедушки) в том, что его родственники (перечень имен) были расстреляны там-то там-то, такого-то числа как лица еврейской национальности. Дата, подпись.

Упс...

А дело было так. Однажды утром, ее дедушка, проживавший с семьей на оккупированной территории, пошел на базар с целью выменять шило на мыло или по каким-то другим делам, а, вернувшись домой, обнаружил пустые комнаты и полное отсутствие всякого присутствия своей семьи, которую он оставил утром дома. Немного подождав, дедушка отправился в комендатуру и рассказал, что на вверенной им территории творится непорядок - люди пропадают среди бела дня. В комендатуре его выслушали и заверили, что никакого непорядка нет, и что исчезновение его домочадцев как раз и есть самый что ни есть порядок, так как его родственники - евреи и были, в рамках нового порядка, ликвидированы. Дедушка начал возмущаться, на что ему и выдали по всей форме ту самую справку, в качестве доказательства того, что исчезновение его семьи является не следствием произвола "на местах", а частью новой законной политики.

Мама уехала жить в Германию.

Мораль: справка - это вещь

PS
Как бы ни казалась эта история маловероятной - это все чистая правда. Я вполне мог напутать, кем именно приходился маме Волкова счастливый обладатель справки, дедушкой, дядей или папой, но справку эту я видел сам, более того, один наш общий знакомый, увлекающийся полиграфическим дизайном, долго рассказывал нам по этой справке, как в те годы, при тогдашних возможностях полиграфии, бланки защищали от подделок. (там тонкие параллельные волосяные линии наносились и т.д.) Так что вот.

ВЫ ПЛАНИРОВАЛИ ПОКУШЕНИЕ НА ТОВАРИЩА СТАЛИНА? ДА!

Мой дедушка, Игорь Онисифорович Сергеев, был по профессии архитектором-градостроителем, а во время войны, как многие архитекторы, отвечал за маскировку. Строил в прифронтовой зоне ложные аэродромы, маскировал существующие и тому подобное. Прошел всю войну. И служил с ним один товарищ по фамилии Крон. Еврей. Крон и мой дедушка были единственными интеллигентными людьми на все их подразделение, а потому они подружились и много общались. Вот какую историю поведал дедушке боевой друг:

В конце тридцатых годов, начались массовые посадки. Крон, в то время, работал главврачом санатория в городе Есентуки. И вот однажды за ним пришли и отвезли его в тюрьму местного НКВД. Для профилактики и выполнения плана по посадкам, как я понимаю.
Сидит он в камере, грустит, а тут с допроса приводят (скорее приносят) другого заключенного, избитого просто "в мясо". "Посмотрел я на это, говорит Крон, и решил - ну его на фиг! Лучше подпишу все что скажут, чтоб только не били." 
Вызывают его к следователю: "По нашим сведениям, Вы планировали покушение на товарища Сталина. Это правда?" - "Да".  "Ага, а еще, по нашим сведениям, Вы намеревались прорыть тоннель из Москвы в Лондон?" - "Все верно, намеревался"  и т.д.
Следователь просто не мог поверить своему счастью (а следователь был дурак) - все что он ни пытался "повесить" на подозреваемого - тот с радостью на себя брал. Излишне говорить, что Крона не только не били, наоборот, его угощали папиросами и чаем, старались не тревожить по ночам и всячески его оберегали. После недель ударного труда, на свет появилось "Дело Крона" в нескольких томах, где он признавался в деяниях, которые не под силу было совершить всем совокупным силам Антанты, даже при полном отсутствии противодействия со стороны красной армии. Следователь ликовал и готовился сверлить дырку в погонах, когда, вдруг, из Москвы приехала комиссия с проверкой.
К слову сказать, в НКВД тех лет шла постоянная "зачистка" внутри системы. Делалось ли это в силу внутренней конкуренции и карьеризма или с целью заметания следов - не знаю. Скорее всего, обе причины были равнозначными. Таким образом, приезд комиссии из Москвы не сулил следователю ничего хорошего, так как "выявление недостатков в работе на местах" и расстрел виновных означал плодотворную работу проверяющих из Москвы, а им ведь тоже отчет писать надо...
И вот наш следователь, весь пунцовый от гордости, и положил перед членами высокой комиссии то самое дело. Те смотрят - ничего понять не могут - куча бумаги и везде одна фамилия - Крон. Полистали-почитали, совсем удивились и говорят: "А ну ка, позовите его сюда."
Дальше со слов Крона: "Вхожу  - сидят начальники. Тишина. Смотрели на меня, смотрели, потом переглянулись и самый главный говорит: "Иди отсюда нахуй и чтоб я тебя больше здесь не видел!"

Так Крона и освободили. А следователя расстреляли, да.

PS
После войны Крон вернулся к работе в санатории и неоднократно навещал дедушку в Москве.

ВЫКИНЬТЕ ВАШУ САБЛЮ!

Мой прадедушка, Онисифор Александрович Сергеев, был офицером генштаба в царской армии. По специальности он относился к инженерным войскам. В армии (а может даже в академии) он познакомился со вторым моим прадедушкой В. Н. Адриановым - они были коллегами. А после, их дети поженились и на свет родился пой папа. 
Онисифор воевал у Колчака и был пленен красными. От расстрела его спасло то, что в красной арми распространили указание не расстреливать военспецов (инженерные войска) и он после революции работал в специальном Институте Атласа Мира, где, как следует из названия организации, трудился над созданием того самого атласа. В те годы, СССР выступил с инициативой о создании всеобщего атласа мира, которого, вы таки будете смеяться, на тот момент не существовало - все страны имели только карты собственных территорий и в единый атлас их никто не сводил. Вот Онисифор Александрович, как специалист в области картографии, и занимался любимым делом на благо молодой Советской республики.

На стене передо мной висит красивая почетная грамота с паровозами, полями и доменными печами, где написано:
"Дирекция и общ. организации Института Атласа Мира награждает товарища Сергеева О. А. почетным званием ударника - передового борца на фронте социалистического строительства, активно проявившего себя в борьбе за создание Атласа.  5 января 1935 года"
(в те годы любая деятельность называлась борьбой)

А история вот о чем: как члену генерального штаба царской армии, ему полагалась именная сабля. Сабля у него была и хранилась дома. Все родственники и друзья с утра до вечера пилили его: "Выкинь ты эту саблю - тебя же посадят! И так чуть не расстреляли, а как узнают, что ты в генеральном штабе служил - точно шлепнут." На что прадедушка отвечал категорическим НЕТ. 
И вот однажды, в квартиру к ним пришли с обыском. Вошли четыре дядьки, предъявили документы и разбрелись по комнатам. Проходит какое-то время, дядьки опять вышли в коридор, сообщили, что ничего подозрительного не нашли и удалились. А тот из пришельцев, который шуровал в комнате с саблей, задержался в дверях и говорит прадедушке шепотом: "А саблю - выкиньте".
Немая сцена... 
"А Вы меня не узнаете?" - спросил пришелец. "Нет." " Когда Вы, Онисифор Александрович жили в Петербурге, я за Вашей горничной ухаживал, так что очень Вас прошу - выкиньте Вашу саблю."

Саблю выкинули.